Николай Евгеньевич Шубин

Николай Шубин — глава Администрации города Обнинска в 2005—2010 годах.

Родился 12 мая 1949 года в посёлке Каменка (Острогожский район, Воронежская область).


Окончил в 1966 году среднюю школу №1 в посёлке Каменка, в 1971 году — Воронежский технологический институт по специальности «химическая технология пластических масс», в 1978 году — аспирантуру при МАТИ имени К.Э. Циолковского по специальности 05.02.01 — материаловедение в машиностроении.

В 1978 году в МАТИ имени К.Э. Циолковского защитил кандидатскую (кандидат технических наук) диссертацию по специальной тематике по специальности 05.02.01.

В 1996 году присвоено учёное звание доцента по кафедре органической и физической химии.

В 2000 году в Кабардино-Балкарском государственном университете имени Х.М. Бербекова защитил докторскую (доктор химических наук) диссертацию на тему «Синтез и отверждение эпоксиолигомеров, исследование влияния их строения на свойства полимерных материалов» по специальности 02.00.06 — химия высокомолекулярных соединений.

В 2001 году присвоено учёное звание профессора по кафедре органической и физической химии.

Автор более 70 научных публикаций, 40 изобретений. В числе его учеников 3 кандидата наук.

Лауреат конкурса молодых учёных СССР (1986, 1988). Награждён МАН о природе и обществе медалью имени Петра I (1995). В 1993—2004 годах — член правления РСПП. Член-корреспондент РАЕН (1995).

С 1971 до 1993 года — инженер-исследователь, младший научный сотрудник, старший научный сотрудник, начальник лаборатории, начальник отдела, главный инженер — заместитель генерального директора НПО «Полимер» Министерства электронной промышленности СССР.

В 1993—1995 годах — директор НИИ электронных материалов НПО «Полимер» (Владикавказ) Министерства оборонных отраслей промышленности РФ, где под его руководством разработано и организовано производство около 100 новых материалов и технологий.

С 1995 по 1998 год — заместитель Председателя Правительства Республики Северная Осетия — Алания, министр экономики и внешнеэкономических связей. С февраля 1998 года — заместитель Председателя Правительства Республики Северная Осетия — Алания, курирует вопросы науки, социальных и экономических реформ.

С февраля 2002 года — директор департамента регионального развития правительства Калужской области. Спустя два года был назначен министром промышленности, науки и малого предпринимательства области.


Николай Евгеньевич Шубин
Фотография в более высоком качестве


С 27 января 2005 года — глава администрации Обнинска. На этой должности до 14 мая 2010 года.

Мог ли он, Николай Евгеньевич Шубин, предположить, какая «перезагрузка» ждёт его впереди, когда ему предложили сменить прежний кабинет в Калуге на новый в Обнинске. Воспитанный советским строем, он привык к дисциплине. Приказы не обсуждают, их выполняют. Но то, что на него свалится ком многомерных эмоций, которые будут терзать душу «до» и «после» назначения — и в голову бы не пришло. Казалось бы, какие проблемы? Ему выдали карт-бланш руководители науки, промышленности, бизнеса, общественные организации и объединения. Везде его представил губернатор и получил заверения: поддержка Шубину Николаю Евгеньевичу обеспечена. Только обстоятельства выстраивались в другом порядке.

Страна делала крутой поворот от либеральной вседозволенности к державной воле. И надо было проявить эту волю на деле. Выбрать для демонстрации своей решимости конкретный город на российском пространстве местного самоуправления. Почему момент истории использовал в качестве примера именно Обнинск и именно Шубина — ответ придёт из будущего. А самому Шубину нужно было уже в настоящем перевести «революционный» дух в эволюционный. Искру бросила всего лишь горстка сверхактивистов, но она не затухала, воспламеняя других при подходящем случае. Наскоки на «новичка» делали и некоторые СМИ. Шубин терпел. Работал. Не пытался за прежние провалы свалить вину на предшественника. Сам двигался к цели. Люди перестали испытывать нехватку холодной воды. Главные магистрали города покрыл асфальт — это был настоящий дорожный прорыв. Не сходу, не враз. Всё давалось большим напряжением сил. Обнинск выиграл конкурс на право создать у себя технопарк, реализовал амбициозную задачу — открыл медицинский институт. И сегодня уже мало кто помнит, из-за чего разгорелся сыр-бор тогда, в конце 2004-го — начале 2005-го. А вспомнить стоит — уроки прошлого, считают социологи, иногда идут впрок.

...Новость о том, что мэр Игорь Михайлович Миронов — уже не мэр, сразу же разнеслась по городу. Вся политтусовка пришла в волнение. Неистовствовали две разновекторные силы — что слева в лице Нины Васильевны Илларионовой, что справа в лице Татьяны Михайловны Котляр. Они защищали не Миронова. Политически упёртая группа двинулась в атаку на областную власть, которая поставила крест на прямых всеобщих выборах первого лица города. Стрелы гнева летели и в обнинских депутатов. «Предатели!», «Стыдно!», «Отняли у горожан их конституционное право — выбирать главу города и быть избранными!», «Пойдём в суд», «К прокурору». «Дойдём до Верховного суда. А если и там не поймут — обратимся в Страсбург!» И действительно, через несколько дней обнинский суд признал неправомерным решение депутатов об отмене выборов. Правда, Калужский суд позже восстановил это решение.

...Но ещё до суда перед зданием Администрации недовольные выставили пикет. Организаторы кричали о его небывалой массовости. Эспээсовцы (была такая партия «Союз правых сил») запустили по интернету ошеломляющую цифру — полторы тысячи. На самом деле в пикет встало человек триста. И как-то скромно замалчивается его политический портрет. По правде говоря, тут политика была не на первом месте. Просто сработал социальный эффект. Как раз именно в это время в городах против монетизации льгот вышли на улицы пенсионеры. И хотя Обнинск не коснулась транспортная война, охватившая всю Россию, его жители отнеслись с большим сочувствием к старикам, которые при своей жалкой пенсии лишались возможности пользоваться общественными автобусами. Многие обнинцы охотно ставили подписи под гневным письмом президенту. Своё собрание провели ветераны войны, труда и Вооружённых Сил, где они тоже дали волю накопившемуся возмущению. По обнинскому ТВ выступала депутат Илларионова с обличительными речами областного руководства, но под политическими лозунгами: это оно, дескать, давит демократию. В центральную прессу рвалась Татьяна Котляр — хоть и заодно с Илларионовой, но при абсолютно разных идеологических пристрастиях: вот такой парадокс! Как сказал бы классик: всё смешалось... Коммунисты, реформаторы и демократы, вместе с нацболами оказались по одну сторону баррикад.

Тут выплеснулось всё — и яростное недовольство социальной политикой страны, и отмена выборов первого лица Обнинска. Основная масса людей была против монетизации льгот. Именно это непривычное вмешательство в привычный уклад жизни волновало их больше всего. А насчёт того, чтобы выбирать или назначать главу исполнительной власти — они не особо заморачивались. У населения — другие заботы. И — другие интересы, где почти совсем нет места для политических сражений.

Тем не менее, сбор подписей «против» шёл три дня. Через неделю — митинг протеста. На Аксёновской площади. Оппозиция наступает: «Наше право — выбирать! Почему его у нас отнимают?» Но и власть не сидит, сложа руки. Быстро, путём поправок, внесённых в Устав города, депутаты утверждают пост главы города — в лице уже не мэра, а председателя городского Собрания, и так же быстро выбирают на этот пост Владимира Васильевича Морозова. А ему надо в срочном порядке так соорганизовать депутатов (они этого не скрывали), чтобы назначить на место Миронова — того, кого предложит область.

Это был поворот к новой системе политического устройства обнинской власти. И дальнейший сюжет требует хотя бы короткого пояснения: как было и как должно было стать. Мэр — главная фигура исполнительной власти — фактически являлся и главным лицом в законодательном органе власти. Он председательствовал на заседаниях городского Собрания, подписывал его решения. Депутатский корпус практически оказывался ему подчинённым. «Надо развести две ветви власти» — доказывал губернатор Анатолий Дмитриевич Артамонов. Он ссылался на новый закон о местном самоуправлении, который уже на подходе. Горсобрание формирует конкурсную комиссию, а она в процессе консультаций с самыми широкими слоями общества рассматривает претендентов. Победителя утверждает опять же Горсобрание. «Чем не демократический принцип?» — спрашивает Анатолий Дмитриевич.

В теории вроде всё правильно и логично. А на практике...

Вот как коротко выглядела хроника тех дней — первого месяца 2005 года.

11 января. Вторник. Мэр Обнинска подаёт в отставку. В этот же день депутаты вносят изменения в Устав города: отныне мэра будут не выбирать, а назначать. И тут же они выбирают Владимира Морозова председателем Собрания и главой местного самоуправления. Событие едут отмечать в «Лагуну». Все, кроме Нины Илларионовой.

13 января. Четверг. Созывается Совет директоров. На заседание приезжает губернатор области Анатолий Артамонов. Главный вопрос: кто будет управлять городом, то есть, кого назначить главой Администрации. Предложения: начальника ЦМСЧ-8 Владимира Васильевича Наволокина, ректора ФРИДАС Анатолия Александровича Сотникова, директора ОЦНТ Евгения Афанасьевича Пашина. Позже появятся ещё кандидатуры. Но именно на этом совете впервые будет произнесена фамилия Шубина — областного министра промышленности, науки и малого предпринимательства. Его назовёт всем хорошо известный директор завода «Венталл» Андрей Алексеевич Шухардин. И в этот же день про заседание, несмотря на его закрытость, в разной интерпретации будут говорить в городе.

...Политическая ситуация в Обнинске — в фокусе внимания многих федеральных информагентств, особенно интернетовских, — ПОЛИТ.РУ, Regions, Regnum, Росбизнесконсалтинг. Свою передовицу посвящает федеральное политическое издание «Русский курьер», большую статью публикуют «Известия». Смысл публичных выступлений — несогласие с отменой выборов, нарушением Конституции, ущемлением прав человека.

Понедельник, 17 января. На Совет директоров Обнинска приглашён Николай Шубин — наиболее вероятный претендент на должность главы Администрации города. Он выражает готовность возглавить исполнительную власть. Совет директоров единогласно поддерживает его кандидатуру. Директора предрекают ему абсолютные шансы на победу. Но область вводит дополнительную страховку.

Пятница, 21 января. Шубин выступает с подробным докладом на заседании Городского научно-технического совета. Командиры научной отрасли города понимают, что ставленник области всегда может рассчитывать на региональный ресурс, а это — открытые или скрытые преференции для города. К тому же Николай Евгеньевич близок им по духу — выходец из научной среды, с сочувствующим к ней отношением, а послужной список — гарантия его ответственности за будущее города. ГНТС единогласно поддерживает его выдвижение.

И ещё одна подстраховка — митинг на площади у здания Администрации. Тут, правда, организаторы перестарались. На митинг собрали работников муниципальных и государственных предприятий. Общественный транспорт доставил сотрудников ОНПП «Технология» прямо к месту события. Заранее был готов список выступающих. Эти меры и спровоцировали незапланированные речи... Хлёсткие слова оппозиционеров потом пересказывали в городе. Да и в самой Администрации за спиной нового начальника чиновники не прочь были обменяться мнениями, некоторые — в надежде, что он не удержится, что события как-то пойдут по-другому, случайному сценарию. В новом начальнике они видели потенциальную угрозу устоям: раньше можно было потянуть резину, отфутболить деловые бумаги, спихнуть на кого-то свою ответственность.

Но черта уже подведена. Правда, назначенец должен держать ещё один ответ. Обязывает сама процедура. Никогда прежде зал заседаний Администрации не видел такого скопления народа. Люди из первых уст хотели услышать, что и как будет в Обнинске. Люди — не глупые. Их не обманешь. Им нужна правда. И они её услышали. Срок действия программы наукограда закончен. Других программ федеральное правительство — само-то, кстати, новое, только заступило «на вахту» — открывать не намерено. Обнинск надо ставить на инновационные рельсы и создавать в нём технико-внедренческую зону.

Были и вопросы частного характера. Откуда новый глава администрации города, что он из себя представляет? Узнали и это. Николай Евгеньевич родился в воронежском селе в учительской семье. Химик, доктор наук, профессор, руководил крупными предприятиями электронной промышленности, занимался внедрением новых технологий, стажировался в Англии в престижной фирме, работал зампредом правительства Осетии, министром Калужской области. Хотя для тех, кто занят в научно-производственном комплексе, знакомство с биографией нового мэра не стало откровением. Его они знали и раньше, потому что Шубин был, говоря казённым языком, куратором Программы наукограда. А потом на смену ей готовил Федеральную целевую программу — ФЦП — в расчёте на дальнейшую финансовую поддержку государства. Но ФЦП отодвинулась в прошлое вместе с отставкой прежнего российского правительства.

Николай Евгеньевич пришёл в Администрацию Обнинска, когда время поставило свои жёсткие ограничители. Михаил Шубин правил в 90-е и мог без каких бы то ни было опасений в пух и прах разносить правительство. Во всех бедах науки он винил исключительно государство, и горожане сочли его их заступником. Но кроме громких слов и личного обаяния он оставил городу статусный указ президента, который открывал перед Обнинском новые финансовые возможности. Правда, реализовал их уже не он, а его сменщик. Так что Игорю Михайловичу Миронову с наследством повезло. А Николай Евгеньевич не имел преимуществ своих предшественников — ни той степени свободы, какая была у его однофамильца, ни той «ласки», какой окружили рождение первенца — Обнинск с именем «первый наукоград» делал первые шаги как раз при Миронове. Но главное — оба они (и Михаил Шубин, и Миронов) владели всей полнотой власти: были верховными командующими и в депутатском корпусе, и в административном, то есть, именно за ними было последнее слово не только в исполнительном, но практически и в законодательном органе управления.

А полномочия Николая Евгеньевича новый закон сильно урезал. На простор вырвались депутаты. И именно им предстояла процедура утверждения Шубина в должности главы Администрации Обнинска. Чиновники гадали: выберут — не выберут? Хотя сомнений фактически и не было — решает область: кто пойдёт против неё? Вертикаль власти как раз начинала раскручиваться вовсю. Верхний уровень административных и муниципальных служащих «загоняли» в «Единую Россию». Но закон оставался законом. Последнее слово было за депутатским корпусом. Теперь в Обнинском городском Собрании было 30 депутатов вместо прежних 6-ти. Хорошо, что костяк нового Собрания составляли люди с опытом управления и осознанием своей ответственности. Хотя прежде всего они держали свои интересы. Не с первого захода, но без особых эксцессов Шубина назначили главой Администрации и по привычке называли мэром.

Город ощутил смену власти. Хотя многие позитивные изменения предваряли усилия прежней команды. Вода уже не была в том остром дефиците, какой жители мучительно испытывали раньше. А тут ещё с умом подошёл к бюджету новый депутатский корпус — он провёл жёсткую линию при выборе заказчика на муниципальные подряды. Главные улицы города покрылись плотным и гладким асфальтом. Обнинское «Садовое кольцо», конечно, понимало, что такой резкий прорыв в инфраструктуре города не обошёлся без вмешательства губернатора. Дело касалось вроде как сугубо бытовых, житейских вещей, но подтекст у них всё равно был политический: надо же чем-то компенсировать отнятые у Обнинска выборы первого лица.

Сотрудникам Администрации Николай Евгеньевич не понравился. Каждая неделя начиналась с планёрок. И каждая планёрка превращалась в нелицеприятный разнос, редко кто оставался без критического «внимания». С первых дней вступления Шубина в должность правительственный дом источал напряжение. В коридорах и кабинетах завотделами пересказывали друг другу его привычки, особенно те, которые не украшали образ мэра. Хотя многое из того, что они обсуждали, было надуманным: так хотелось выдать желаемое за действительное.

Чиновники очень боялись планёрок, и уже с вечера предыдущего дня у них падало настроение. Наутро они все были в сборе, тихо сидели, как ученики в дореволюционной гимназии, и думали об одном — пронесёт или нет. А Николай Евгеньевич, невзирая на их красноречиво выраженную зажатость, продолжал вести урок за уроком. Он учил, как надо работать. Это были нудные уроки. Кое-кто не выдержал его манеру «воспитания», ушёл с работы. По собственному желанию. Первыми покинули Администрацию два очень ценных вице-мэра Владимир Кузин и Николай Кулешов, хотя они не назвали истинную причину своего увольнения и вообще на тему перемены места работы не распространялись.

Но постепенно административный состав города входил в заданный ритм работы и его содержание. Выстраивалась система. Сотрудники привыкали чётко планировать предстоящую неделю, расписывать её по дням и уже не сидели на планёрках каменными фигурами, потому что знали, что сделали, а что не удалось и по какой причине. Как-то незаметно в Администрации перестали перемывать косточки Шубину и всё больше и больше понимали его и мотивы его требовательности. А город тем временем преображался. Был он чуть ли не весь в ямах и рытвинах, не исключая центральных улиц. До Шубина главным «ньюсмейкером» были дороги, ужасным состоянием которых открывались свежие номера газет. И вдруг эта тема стала уходить, как первостепенная. Начали добираться до дворовых дорог. Люди просто быстро об этом забывают. Как забыли и о том, что с 14-ти до 17-ти часов в дома не подавали ни капли холодной воды. Что молодёжь поздно вечером мчалась домой с вечеринок, дискотек и электричек, чтобы успеть принять душ. Не добежал до двух часов ночи, пеняй на себя. Проблема воды всё время сидела в голове. И ведь не то, чтобы в вечно обделённом ею Севастополе, а в средней полосе России.

Вокруг Михаила Шубина сложилось окружение — тесное, очень ему близкое и верное: на манер ельцинского его тоже называли «семья». Некоторые её члены, вроде местного магната Евгения Дорогайкина, и сегодня имеют выгоду от прежде полученных преференций. Миронов уютно чувствовал себя тоже в компании людей небедных, которые при потере им руководящего кресла сразу протянули руку дружбы. И этих людей в городе тоже знают почти все: Василий Рябошапченко — владелец универмага «Центральный» и детчинских угодий, да Виктор Дроздов, о котором с обидой говорил даже губернатор: земли достались за копейки, а теперь город выкупает их за миллионы.

А Николай Шубин держал дистанцию со всеми. Но мог подолгу разговаривать с собеседником, который был ему интересен. И интересным был их разговор. Николай Евгеньевич «включал» эрудицию, и собеседник не всегда догадывался, к чему он клонит, какое прячется зерно в массе философских мыслей. Многие, кому приходилось общаться с ним часто, сходились во мнении, что такой манерой разговора мэр сам хочет лучше понять собеседника. И он практически уже хорошо знал почти всех известных обнинцев и о каждом имел собственное суждение. К некоторым даже испытывал не только расположение, но и тягу. Поначалу отрубив любые контакты с представителями СМИ, позже сам их налаживал. С удовольствием в день печати собирал журналистов за накрытым столом, где красовался необыкновенно вкусный осетинский пирог.

Николай Евгеньевич отработал в Обнинске пятилетку. Под конец нулевых стали поговаривать, что скоро мэра отправят в отставку. Почему возникали такие разговоры? Приближались выборы в Законодательное Собрание Калужской области. Перед областной и муниципальной властью была поставлена задача — победить должна «Единая Россия». Цена победы — доверие к губернатору. Область не подкачала. А Обнинск опять не дал нужного результата. Кто виноват? Может, это домыслы, что Шубин «расплатился» должностью за «самовольность» Обнинска? А может, дело в чём-то другом? Правду в открытую никто из официальных лиц не скажет. Тем более, что правда у всех своя. Но получилась интригующая вещь. Как бы двоевластие. Шубин ещё не ушёл, а сменщик его уже пришёл. И на Первом Международном инновационном форуме в Обнинске 13 мая 2010 года присутствовали оба: Шубин как предполагаемый отставник, а новое лицо из Калуги Александр Александрович Авдеев — как предполагаемый новый ставленник области. И уже сравнивали одного с другим.

Вскоре Николай Евгеньевич исчез. Где он, что ему предложат или чему отдаст предпочтение сам? Никто не знал. И он не говорил. Как в воду канул. Позже доходили слухи, что читает лекции в калужском институте. Объявился, когда издал научную книгу... Специалисты говорят: «Очень серьёзный труд. Николай Евгеньевич — человек не поверхностный. Всё делает основательно».

Летом 2011 года Шубин назначен исполняющим обязанности ректора Северокавказского горно-металлургического института.

Доктор химических и кандидат технических наук. Профессор, автор семидесяти научных публикаций. Обладатель пятидесяти авторских свидетельств и патентов. В 1993 году прошёл подготовку в Великобритании по программе British Council «Менеджмент в промышленности», владеет английским языком.


Анатолий Дмитриевич Артамонов, Владимир Васильевич Викулин и Николай Евгеньевич Шубин:

Анатолий Дмитриевич Артамонов, Владимир Васильевич Викулин, Николай Евгеньевич Шубин


Николай Евгеньевич Шубин с обнинскими деятелями спорта:

Николай Евгеньевич Шубин с обнинскими деятелями спорта


Дмитрий Анатольевич Медведев и Николай Евгеньевич Шубин:

Дмитрий Анатольевич Медведев и Николай Евгеньевич Шубин


Внутренний рейтинг: 0


   Известные люди, имеющие отношение к городу Обнинску