«Дом учёных» в Обнинске

Официальный сайт: DU-Obninsk.Ru

Адрес: Обнинск, пр. Ленина, 129.

Контактные телефоны: +7 (484) 393-18-31, +7 (484) 393-32-74, +7 (484) 397-04-41, +7 (484) 393-03-02


Директор — Алла Ивановна Портнягина.


Бывшие и действующие сотрудники:

Звездов Виктор Максимович


Здание преимущественно используется как концертный зал.

Иногда в основном зале проходят большие конференции (вроде «Обнинского Инновационного Форума»).

Часть помещений используется под офисы. На втором этаже работает библиотека.


История:

Дом политпросвещения, именно так раньше назывался «Дом учёных», был торжественно открыт утром 22 сентября 1979 года.

Здание строилось в течение трёх лет (1976—1979 годы).

Строительные работы вело СМУ-3 (начальник — И.П. Сорокин, прорабы — Н.И. Фисун и В.И. Савкин).

Затраты на строительство и техническое оснащение составили 3 миллиона 859 тысяч рублей. Из этой суммы полмиллиона выделил ЦК КПСС, остальную часть — отраслевое министерство.

В знак начала занятий в системе политучёбы, которая охватывала поголовно всех. Был митинг со словами восторга. Традиционное разрезание ленточки. Больше всех ждал этого момента первый секретарь горкома КПСС Иван Васильевич Новиков, которого 10 лет тому назад поставили в Обнинск навести идейный порядок. С задачей он справился, даже в чём-то переусердствовал. На строительство объекта были брошены лучшие бригады и не проходило недели, чтобы Новиков не приезжал на стройплощадку лично.

В ту же осень горожане зашагали на тогдашнюю окраину Обнинска — записаться в Университет марксизма-ленинизма. Двигал многих туда ещё и чисто прагматический мотив: можно было сдать кандидатский минимум — задача не из лёгких, которую изрядно упрощал УМЛ. Была и другая немаловажная причина — избавить себя от нудных еженедельных политзанятий в своей организации, где обязывали предъявить конспекты с изложением трудов классиков марксизма-ленинизма. Бесконечный, бездумный, изнуряющий труд. Система требовала от людей постоянно повышать свой идейный уровень. Так уж лучше ходить в УМЛ. Факультеты на выбор — философский, политэкономии, психологии, методологии, эстетики, журналистики.


Здание в советское время. На заднем плане — строящаяся «Эврика»:

«Дом учёных» в Обнинске в советское время


Позже, отучившись два года на одном факультете, человек поступал на другой. У некоторых было по пять «корочек». Занятия увлекали. «Сверху» шёл нескончаемый поток указаний: усилить пропаганду советского образа жизни. «Снизу» росло стремление знать правду. На стыке этих несхожестей тем интереснее было услышать об истинном положении вещей. А правда всё больше и больше просачивалась через лекции московской профессуры, которая с удовольствием приезжала в Обнинск блеснуть красноречием и свободой ума в благодатной аудитории. Да ещё не за бесплатно — за хорошие деньги. К тому же УМЛ из своих выпускников сформировал группу социологов. Татьяна Сергеевна Попова, которая тогда, после окончания высшей партшколы и краткосрочного пребывания в отделе пропаганды горкома КПСС, работала в УМЛ, рассказывает: «Мы изучали общественное мнение, когда этого ещё никто не делал в других городах. Это были первые подступы на пути открытости информации».

Обнинск, как некий любознательный анклав, был хорошо известен московской академической элит и партийным верхам. Ещё с 1960-х годов, когда специальная комиссия ЦК КПСС приезжала в город разбираться «с рассадником антисоветчины» — Домом учёных. «Была не жизнь, а сплошное наслаждение, — говорил президент Дома учёных (тогда он, правда, назывался клубом и работал на общественных началах) Юрий Алексеевич Казанский, будущий ректор ИАТЭ. — Мы едем прямо в фильмофонд и берём с полочки картины Феллини и Хичкока, которых не дают в прокат. Нам дают».

Тогда Ефремов создавал театр «Современник», Ромм снимал «Девять дней одного года», Трифонов писал «Дом на набережной». Дом учёных открыл «закрытый» Обнинск блистательным писателям, художникам, киноведам, любой его вечер был праздником, а вход на него — пропуском в элиту.

В том же 1979 году Дом учёных переселили из ДК ФЭИ в ДПНТП. Вероятно, — высказывали предположение его завсегдатаи, — тоже сделать инструментом идеологического воздействия. И действительно, под крышей политпроса кое-какая тематическая переориентация Дома учёных произошла. Хотя и ДПП «в долгу не остался» — он впитал в себя некую элитарность Дома учёных. Так что два соседствующих, но несколько разнохарактерных учреждения жили в одном доме почти в полном согласии. ДУ принимал у себя самых разных знаменитостей. ДПНТП тоже делал ставку на знаковые фигуры: это были лекторы экстра-класса. И вообще было приятно находиться в этом роскошном здании, где можно посидеть за чашечкой чёрного кофе со свежими пирожными, а потом послушать интересных людей, владеющих эксклюзивной информацией.

У здания через некоторое время появилось народное название — «Три поросёнка» (в честь барельефа «Маркс—Энгельс—Ленин», украшавшего стену).

Дом политпросвещения в народе назывался «Три поросёнка»
Фотография в более высоком качестве

Непоправимый удар по ДПНТП нанёс август 1991 года. Путч обречён. Конец эпохи. Марксизм-ленинизм сместили с его высокого трона. Без него бесприютным остался и центр обнинской коммунистической идеологии. Какое-то время его сотрудники ещё «держали оборону», но очень быстро поступили директивы — сдать свои рубежи. К этому времени уже вовсю разворачивали свои реформы обнинские гайдаровцы.

Началась передача Дома политпроса, который находился на балансе ФЭИ, в муниципальную собственность. Проходила она трудно. С одной стороны, институту нет выгоды лишаться здания, равного которому нет в городе. С другой — на какие средства его содержать, когда государственное финансирование и без того сократилось в разы. Раздел имущества, как водится, сопровождался всеми сопутствующими неприятностями.

Так, в муках, вместо Дома политпроса рождался Дом науки. Новое демократическое руководство города — Юрий Кириллов и Олег Савченко, который ещё вчера читал лекции в ДПНТП на экономические темы — чётко определило судьбу новой структуры. Учебная часть Дома с его аудиториями и просторной библиотекой становится базой учебных заведений нового типа, прекрасные же залы и холлы — место для проведения конференций, выставок, концертов.

Планы мгновенно реализуются. В Дома селится Международная академия современного знания, Франко-российский институт делового администрирования, дальнейшее развитие получает Гуманитарный университет.

Всё идёт к тому, чтобы Дом науки передать на баланс Академии. И есть резон: один из её учредителей — Миннауки — облегчит ношу по содержанию такого огромного здания и станет некой финансовой гарантией. Это материальный аспект. А идеологический — сам город можно интегрировать в общероссийскую образовательную сферу. Шанс вырваться из толпы стотысячников, которые также жили за счёт градообразующих предприятий, оказавшихся не у дел.

Но... Выборы. Смена городской власти. Смена приоритетов. Новый мэр Михаил Шубин не только переиначил прежнее название: не Дом науки, а Дом учёных. Он вернул ему лидирующую роль, хотя она осталась чисто формальной.

Выгнали Академию. Прижали ФРИДАС. Наверное, Михаил Владимирович, считают многие в политтусовке, оставил бы на фасаде и массивные барельефы вождей мирового пролетариата, которые срезал до него прежний директор Дома — Сергей Зубарев. Он, которого там боялись как огня, хотел как лучше, но из-за особенностей характера человека, не допускающего публичности, натыкался на скрытое, глухое отторжение. Дом полыхал невидимой для постороннего глаза агрессией.

Сегодня забылись распри, раздиравшие Дом учёных в период ранней и очень болезненной смены экономических укладов. Теперь это муниципальное учреждение. Ушли в полное забвение и смелые новации радикалов, они тоже потратили немало нервов. Но осталась незыблемой память о тех, чьи портреты незримо присутствуют в этом доме. Портреты ключевых фигур начального периода — мягкой обаятельной Анны Степановны Новиковой, энергичной Ольги Михайловны Часовитиной, наладившей контакты с московской научной элитой Майи Григорьевны Онопко, отличающейся своей интеллигентностью в ряду партийных функционеров Татьяны Ивановны Гадаловой и чуткой ко всякой фальши, независимой от мнения «верхов» Татьяны Алексеевны Семененко.


16 мая 2013 года (в 4:40 утра) произошёл взрыв в кабинете №102 на первом этаже здания (офис страховой компании «Оранта»).

16 мая 2013 года (в 4:40 утра) произошёл взрыв в офисе страховой компании «Оранта»   16 мая 2013 года (в 4:40 утра) произошёл взрыв в офисе страховой компании «Оранта»   16 мая 2013 года (в 4:40 утра) произошёл взрыв в офисе страховой компании «Оранта»   16 мая 2013 года (в 4:40 утра) произошёл взрыв в офисе страховой компании «Оранта»   16 мая 2013 года (в 4:40 утра) произошёл взрыв в офисе страховой компании «Оранта»

События развивались примерно следующим образом. В офис страховой компании забрался вор. Его целью были деньги, находившиеся там. Пятьсот тысяч рублей украдены из платёжного терминала, и ещё двести тысяч — из металлического ящика. Возможно, чтобы скрыть следы преступления, злоумышленник облил помещение бензином и поджёг. Из-за скопившихся паров бензола произошёл взрыв, после чего вор предпочёл ретироваться через окно. Эксперты следов взрывного устройства не обнаружили.


Каким он был, таким он и остается!

Обнинскому Дому ученых в 2015 году исполняется 50 лет. Многое ли изменилось в этом учреждении культуры за полвека? Вспоминает и рассказывает его директор Алла Портнягина.

Портнягина. Дом ученых был создан пятьдесят лет назад. Создавался он, также как и Обнинский музей, на общественных началах. Обнинские ученые сами ездили на своих машинах за фильмами, за артистами, за своими коллегами – привозили сюда, чтобы обеспечить горожанам культурную программу. Дом ученых тогда базировался в ДК ФЭИ – собственно как организация, и поскольку штатных сотрудников в этой организации не было, то работали там те люди, которым эта работа была интересна как таковая. Между прочим, в Доме ученых некоторое время работала ваша коллега, блестящая обнинская журналистка Джемма Вячеславовна Тупикова. Но постепенно-постепенно город стал давать Дому ученых штатные единицы, пока учреждение не обзавелось своими постоянными сотрудниками.

Корр. А в каком году общественная организация Дом ученых праздновала свое новоселье?

Портнягина. В 1979 году Дом ученых въехал в новое, только что построенное здание на проспекте Ленина, 129 – то самое, где он пребывает и сейчас. Как только здание было сдано, тогдашний первый секретарь горкома КПСС Иван Васильевич Новиков тут же определил нас сюда – в те времена мы располагались на третьем этаже. Дом ученых финансировался из городского бюджета, но это были скромные копейки. И поэтому наверху было принято решение — всем обнинским институтам и НИИ содержать Дом ученых на долевых началах, включая даже ремонт здания. То есть, сам Дом ученых тогда хозяйственной деятельностью не занимался. Институты давали деньги, и проблем пригласить кого-то – артиста, писателя, музыканта, ученого, кинорежиссера – таких проблем не было. Люди платили символические членские взносы и имели возможность посещать все без исключения мероприятия Дома ученых – то есть, приходили сюда бесплатно. Мы знаем, что такое бесплатно прийти – это совсем другое качество восприятия. Мы и сейчас иногда делаем бесплатные мероприятия. В результате люди идут на концерты и встречи, билеты на которые им не по карману. Но тогда, в советские годы, все мероприятия были бесплатными.

Корр. А потом грянула Перестройка, а после нее пришли 90-е годы. И что?

Портнягина. Все изменилось, рухнуло все. Институты отказались содержать сначала здание Дома политической и научно-технической пропаганды — ДПНТП – тогда оно называлось именно так, а потом отказались содержать его вообще. И вот тогда мы оказались в крайне сложной ситуации, но пытались выжить, впрочем, как и все тогда. Поделили здание — часть его отдали ФЭИ. Но за остальное нужно было платить аренду. И вот тогда, в конце 90-х годов нам очень помог тогдашний губернатор Калужской области Александр Васильевич Дерягин. Я с благодарностью вспоминаю этого человека – они и сам был крупный ученый, доктор наук, профессор, он прекрасно понимал наши проблемы. Впоследствии помощь Дому ученых оказывал и следующий калужский губернатор Валерий Васильевич Сударенков – тоже человек редкого ума и порядочности. Удивительное дело, но с этими большими людьми я могла говорить на равных – настолько они были просты и интеллигентны в общении. Судьба здания висела на волоске.

Корр. Но окончательную судьбу Дома ученых решили все-таки не губернаторы, не так ли?

Портнягина. Окончательную судьбу здания решил Михаил Владимирович Шубин. Как только он стал мэром Обнинска, он тут же распорядился передать здание Дома ученых самому Дому ученых, а мне предложил стать его директором. Я тогда долго сомневалась, поскольку имела подобный руководящий и хозяйственный опыт, будучи директором кинотеатра «Мир» — единственный капитальный ремонт кинотеатра был при мне, и я на всю жизнь запомнила, насколько тяжело ремонтировать такую махину. А тут Дом ученых! Я подумала, что и здесь меня ожидают те же сложности. Зачем это мне? Однако Шубин сказал, что вторично предлагать не будет. И тут вмешалась Мария Федоровна Исупова и убедила меня стать директором Дома ученых (смеется).

Корр. И тогда Дом ученых стал работать и зарабатывать?

Портнягина. И тогда Дом ученых стал работать, стал зарабатывать. Стал проводить концерты, конференции, семинары. Мы никогда не были бюджетным предприятием – мы и до сих пор не бюджетные, и поэтому вынуждены зарабатывать. Дом ученых остался прежним – мы стали другие. Меня, например, спрашивают: «А вы научные секции проводите?». Этот вопрос нужно адресовать нашим институтам – а они у себя научные секции проводят? В отличие, скажем, от Московского дома ученых у нас нет недвижимости – они могут сдавать ее в аренду и жить тем самым. Мы же вынуждены предлагать то, что востребовано: концерты, конференции, форумы, семинары, съезды – все на коммерческой основе.

Корр. А что было востребовано раньше?

Портнягина. В конце 80-х – начале 90-х у обнинцев был очень сильный интерес к политике. Кого мы только ни привозили в Обнинск! Публицист Василий Селюнин, экономист академик Абел Аганбегян, социолог академик Татьяна Заславская! Даже скандальный писатель Эдуард Лимонов у нас был и оставил, кстати, о себе очень хорошее впечатление. А когда приезжали депутаты Юрий Афанасьев и Николай Травкин, то в Доме ученых было форменное столпотворение, а милиция стояла далеко на подступах к нему. Это был период, когда люди политикой и экономикой интересовались страстно — со сцены Дома ученых им говорили, что у нас случилось в стране и что у нас в стране будет.

Корр. Кто теперь ходит в Дом ученых? Что это за люди?

Портнягина. Проблема заполняемости зрительных залов – это проблема всей страны. Сняли за ненадобностью лозунг «Искусство принадлежит народу», выкинули его на свалку, а вот теперь посмотрите, кто заполняет залы. Впрочем, у нас пока все благополучно. Наша публика радует и нас, и артистов своей интеллигентностью и эмоциональностью. Продолжают идти вечера классической музыки, на которые билет совсем недорогой – мы держимся изо всех сил, но делаем эти концерты. И вот та обнинская интеллигенция, которая ходила на эти концерты, она стареет. Мы же всех этих людей в лицо знаем, и их становится все меньше. Но даже если мы объявляем выдающихся классических музыкантов, лауреатов всевозможных международных конкурсов, то на них новая публика идет неохотно – потому что не раскручены. А вот если приглашаем «человека из телевизора», допустим Владимира Спивакова, тогда публика валом валит. Публика очень разная, в зависимости от того, какой концерт. Я не считаю, что это плохо – если люди идут на классические концерты, то это уже хорошо. Моя бы власть, я бы сделала музыкальные классические вечера бесплатными.

Корр. Однажды я дважды побывал на концерте рок-музыканта Владимира Кузьмина – один раз в Городском дворце культуры, а вторично – в Доме ученых. Меня удивило, что в разные дома на одного и того же артиста ходят совершенно разные люди. То есть, у Дома ученых сложилась своя публика? Публика, которая ему верна?

Портнягина. В Дом ученых всегда ходила интеллигенция, она и продолжает сюда ходить. И в последние десять лет к нам стали ходить люди молодые, которых я раньше никогда не видела – то есть, появилась интеллигенция новая, которой тоже необходима культура, причем классическая и академическая. И вот здесь наша задача не потерять эту новую интеллигентную публику – учитывать ее интересы. Если хотите, Дом ученых – это бренд города. И стал он таковым благодаря нашей публике – по сути, это наша главная ценность. Так было двадцать лет назад, так оно и сейчас.


   Музыка в городе Обнинске
   Аренда помещений в бизнес-центрах города Обнинска