Игорь Вячеславович Сутягин

Игорь Сутягин — бывший сотрудник Института США и Канады РАН, кандидат исторических наук. В 2004 году был осуждён по статье 275 УК РФ (шпионаж) за предоставление частной иностранной компании сведений, составляющих государственную тайну. В мае 2011 года Европейский суд по правам человека постановил, что Российская Федерация нарушила право обвиняемого Игоря Сутягина на справедливое судебное разбирательство и необоснованно долго содержала его под стражей. В качестве возмещения нематериального ущерба ЕСПЧ обязал Россию выплатить Сутягину 20 тысяч евро.

Родился 17 января 1965 года в Москве.


Отец — научный сотрудник, мать — старший научный сотрудник ФНИФХИ имени Карпова.

Игорь Вячеславович Сутягин (школьные годы)

С 1972 по 1982 год учился в школе №9 города Обнинска (был секретарём комитета ВЛКСМ этой школы, будучи членом ВЛКСМ с 1979 года). Школу закончил с золотой медалью, причём был первым медалистом за 10 лет существования школы.

В 1982 году поступил на физический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. В 1988 году окончил его по специальности «Радиофизика и электроника, включая квантовую электронику» (кафедра общей физики и волновых процессов).

С 1988 по 1991 год проходил обучение в аспирантуре при Институте США и Канады Академии наук СССР по специальнсти «история международных отношений». Успешно защитил диссертацию и получил учёную степень кандидата исторических наук.

С 1989 года сотрудник Института США и Канады. 1989-92 — старший лаборант, 1992-93 — младший научный сотрудник, 1993-97 — научный сотрудник, 1997—1998 — старший научный сотрудник, с 1998 года — заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики.

В 2001 году журналист Владимир Александров заявил, что управление ФСБ по Калужской области познакомило его с видеозаписью рассказа Сутягина. Сутягин на конференции в Бирмингеме в мае 1998 года согласился с предложением о сотрудничестве без контракта с Джоном Киддом и Надей Локк, первый из которых представился главой фирмы «Альтернатив фьючерс». По словам Сутягина, его вознаграждение должно было составлять сперва 700 фунтов стерлингов в месяц, а затем должно было увеличиться до 1000 фунтов. Александров цитирует воспоминание Сутягина о своих сильных подозрениях в отношении Нади Локк, что та является сотрудником спецслужбы, и о его решении отказаться от сотрудничества. Александров пишет, что Сутягин позже передумал отказываться. Надя задавала Сутягину вопросы об успехах российских подводников в обнаружении иностранных судов, о неакустических методах обнаружения целей, о вооружениях на российских атомных подлодках нового поколения, о модернизации истребителя МиГ-29 и другие вопросы.

Игорь Сутягин утверждал, что подполковник из калужского управления ФСБ Юрий Иванович К. организовал видеозапись допроса Сутягина после необъявленного введения психотропного препарата, из-за которого жертва отвечает на вопросы, повинуясь воле следователя, а не собственному сознанию.

27 октября 1999 года в квартире Игоря Сутягина был проведён обыск, после чего он был допрошен в качестве свидетеля. Затем был проведён обыск в офисе Сутягина в Институте США и Канады.

29 октября 1999 года в отношении Сутягина было возбуждено уголовное дело по ст. 275 УК РФ и в тот же день к нему была применена мера пресечения в виде заключения под стражу. 5 ноября 1999 года Сутягину было предъявлено обвинение по ст. 275 УК РФ.

После окончания предварительного следствия уголовное дело поступило для рассмотрения в Калужский областной суд, по определению которого от 27 декабря 2001 года оно было возвращено прокурору для производства дополнительного расследования «в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, допущенным органом предварительного следствия, что привело к стеснению гарантированного законом права обвиняемого Сутягина И. В. на защиту».

При этом в Определении Калужского областного суда записано: «Формулировка предъявленного обвинения… до такой степени неконкретна, что… совершенно непонятно, какую именно информацию подразумевает следствие.»

В 2003 году начался новый судебный процесс, на этот раз в Московском городском суде.

5 апреля 2004 года коллегия присяжных единогласно признала Сутягина виновным в том, что он в конце 1990-х за вознаграждение передавал секретные сведения американским военным разведчикам Шону Кидд и Наде Локк, работавшим под прикрытием английской фирмы «Альтернатив фьючерс».

7 апреля 2004 года Московский городской суд на основании вердикта коллегии присяжных приговорил Сутягина к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Некоторые наблюдатели рассматривают эти нарушения как указания на то, что Сутягина осудили не за то, в чём его обвиняли, а за легальные связи с иностранцами. Некоторые учёные, правозащитники и оппозиционные журналисты высказывали мнение, что сведения из открытых источников не могут составлять государственную тайну, что рассматривается как доказательство необоснованности обвинений, поэтому они считают Сутягина политическим заключённым и жертвой политических репрессий.

По утверждению журналиста Юлии Латыниной, Сутягин обвинён в шпионаже потому, что он в пользу некоей фирмы, зарегистрированной за границей, составлял инвестиционные отчеты о состоянии российской промышленности, но при этом «почему-то писал о боеспособности российских лодок и стратегических ядерных сил».

Однако, по мнению журналиста, ФСБ не сумела собрать достаточных доказательств его вины. Латынина заявила, что если бы была присяжным по делу Сутягина, вынесла бы вердикт «невиновен».

Леонид Радзиховский утверждал, что Сутягин не передавал секретную информацию. Радзиховский интерпретировал закон, квалифицируя действия Сутягина как преступные за передачу иных сведений, подразумевая партнёров Сутягина представителями иностранной разведки и считая передачу сведений ущербом внешней безопасности. Согласно Радзиховскому, получение денег у иностранцев без договора указывает на преступный умысел получателя. По мнению Радзиховского, Сутягин прекрасно понимал, что работал на западную разведку.

В 2001 году эксперт по стратегическим вооружениям Сергей Бовин и военный эксперт по стратегическим космическим вопросам Леонид Килессо высказывали мнение, что переданные Сутягиным сведения составляли государственную тайну.

В апреле 2004 года правозащитная организация «Международная амнистия» назвала Сутягина политическим заключённым, к ней присоединился ряд других организаций.

ЕСПЧ в 2008 году частично отклонил, а частично принял к рассмотрению по существу жалобу Сутягина. В 2011 году суд вынес решение, в котором усмотрел в деле Сутягина нарушения двух статей ЕКПЧ.

9 июля 2010 года президент России Д. А. Медведев подписал указы о помиловании четырёх граждан России, в том числе и Сутягина, удовлетворив их прошения о помиловании. Как сообщил источник в администрации президента, при принятии решения о помиловании учитывалось то, что все осуждённые признали свою вину и уже понесли суровое наказание (так, Сутягин к моменту помилования находился в местах лишения свободы около 11 лет). Помилование произведено в рамках операции по обмену четырёх граждан России, осуждённых за шпионаж в пользу США и Великобритании и отбывающих наказание в России, на десятерых граждан России, задержанных в США в июне 2010 года. По утверждению сайта Lenta.Ru, список российских заключённых для обмена был предложен американскими властями, причём обмен Сутягина назывался обязательным условием сделки.

Представляющий интересы Сутягина адвокат Анна Ставицкая заявила, что её подзащитный просил её донести до общественности, что несмотря на сложившиеся обстоятельства, Сутягин продолжает считать себя невиновным.


   Персональные страницы