Валерий Алексеевич Павлинчук

Валерий Павлинчук — научный сотрудник теоретического отдела ФЭИ, кандидат наук.

Родился 9 августа 1937 года в Виннице.


Сын военного. В 1962 году окончил Уральский политехнический институт с красным дипломом по специальности «инженер-физик».

Валерий часто ездил в Москву. Приглашал известных литераторов и просто интересных людей выступить в Обнинске. И это ему удавалось. Став членом партии, он возглавил партийную ячейку теоретического отдела.

Будучи физиком-ядерщиком, Валерий Алексеевич знал хорошо историю создания атомной бомбы в США, знал историю вовлечённости известных учёных-физиков в эти работы, их политические реверансы к правящему руководству одной из ведущих держав мира до начала работ над бомбой и после завершения этих работ, и наверное, понимал роль и ответственность учёного за участие в политических процессах своей страны.

Дом учёных города приглашает посетить Обнинск литераторов: Тендрякова, Дудинцева, Некрича, Лакшина, Виноградова и других. Старшее поколение увлекалось их творчеством. Приглашались артисты из «Таганки». С неослабным интересом слушались песни В. Высоцкого. Некоторым из приглашённых задавались вопросы: «Согласны ли вы с приговором Синявскому и Даниэлю? Почему не публикуют А. Солженицына?» и другие аналогичные вопросы. Знало ли об этих процессах в научных коллективах города политическое руководство Обнинска, Калуги, Москвы? Безусловно, знало. Свой хлеб с маслом спецслужбы оправдывали. И, наверное, неплохо.

Выступил одним из четырёх составителей сборника «Физики шутят».

В начале ноября 1967 года при горкоме КПСС создаётся комиссия, куда входят как представители горкома, так и партруководство ФЭИ. Цель комиссии — выявить, как далеко в теоретическом отделе ФЭИ зашли антипартийные, диссидентские настроения, кто является их инициатором. Важно было выявить, что и кто способствует распространению этих настроений, самиздата в коллективах ФЭИ и других институтов?

В этом же месяце сотрудники отдела дают свои показания комиссии. На комиссии Валерий Алексеевич показал, что читал и самиздатскую литературу, и литературу, где даётся критическая оценка партийному руководству, так как считает коммунист должен знать, что происходит в стране. Однако другие фамилии тех, кто читал эти материалы, назвать отказался.

Разбор персонального дела В. Павлинчука в горкоме и обкоме КПСС затянулся. Научный руководитель института Лейпунский за это время встречался и беседовал с молодым кандидатом наук дважды. История страны и личная судьба АИЛа учила старому и доброму правилу: признаваться и каяться. Там ведь тоже люди. Они поймут и простят. Поэтому и совет Павлинчуку был однозначный: только раскаиваться, только просить прощения. На вопрос Валерия Павлинчука: «В чём я должен покаяться?» Александр Ильич только развёл руками.

В процессе разбора этого дела В. Павлинчук заболел, и родственники положили его в московскую больницу. Будучи больным, Валерий Алексеевич отказался явиться на заседание бюро горкома, и его исключают из рядов КПСС. Затем следует лишение допуска к секретной работе, и отчисление из теоретического отдела. Не согласившись с решением бюро горкома, Павлинчук подаёт апелляцию в обком. Однако решение бюро обкома не состоялось.


Скончался 31 июля 1968 года.

Похоронен на кладбище «Кончаловские горы» в Обнинске.


Могила Валерия Алексеевича Павлинчука:

Могила Валерия Алексеевича Павлинчука на кладбище «Кончаловские горы»


Похороны Павлинчука превратились в демонстрацию протеста. Весь аппарат городского отдела КГБ был на боевом дежурстве: за каждым кустом щёлкали затворы и мерцали вспышки фотоаппаратов.

Было жаркое лето. Все горожане спасались на Протве, и весть о смерти Павлинчука распространилась мгновенно. Похороны назначили на 3 августа. Власти распорядились: никаких некрологов и объявлений. По всем институтам спустили указ: по личным делам никого с работы не отпускать, увольнительных не давать. Но когда гроб с телом привезли из морга, во дворе дома Павлинчука уже было много друзей, знакомых и незнакомых людей. Начинался дождь, толпа перед домом все росла. Дождь превратился в ливень, но люди продолжали стоять. Подошёл автобус с оркестром, какой-то начальник метнулся: «Никакой музыки!». Но его уже никто не слушал.

Гроб вынесли друзья, одним из них был высокий тридцатилетний парень, Павел Литвинов. Именно им, а также Ларисой Богораз и Владимиром Дремлюгой, интересовались «папарацци» из КГБ. Кто-то подбежал к похоронному грузовику, махнул шофёру: трогай! Машина уехала, траурная процессия с гробом двинулась по центральному проспекту Обнинска. Несколько сот человек шли мимо милиции и чёрных машин. Власти приступили к решительным действиям только на площади перед институтом, где когда-то трудился Павлинчук.

Когда через год на обнинском кладбище пытались поставить памятник ученому, сотрудники КГБ угрожали расправой скульптору Вадиму Абрамовичу Сидуру, принуждали родственников отказаться от установки памятника. В результате работа Сидура — фигура человека, которому выстрелили в спину, — оказалась на другом кладбище, на Новодевичьем, на могиле академика Игоря Тамма. Но через год страсти поутихли, и Сидур изваял другой памятник Павлинчуку, из белого мрамора, который и был установлен в Обнинске: могильный столб, у которого склонилась девушка, спрятавшая лицо в ладонях.


   Известные люди, имеющие отношение к городу Обнинску