Надежда Сергеевна Казанская

Надежда Казанская — режиссёр Молодёжного театра.

Родилась 8 октября 1961 года.


При сложности характера, обладает удивительным талантом и силой. Последнее театральное образование получила в Академии Культуры Санкт-Петербурга - Театральном заповеднике России. Больше всего любит книги и хорошие сигареты. Ненавидит предательство. С точки зрения творчества всегда самостоятельна и независима, не любит старомодность и расписные задники, создает такие спектакли, какие считает нужными. По жизни - танк.


Режиссер Молодежного театра Надежда Казанская мечтает ставить спектакли в Нью-Йорке (интервью, январь 2014 года).

За все время, пока в Молодежном театре Обнинска шли премьерные показы новой работы «Безумный день, или Женитьба Фигаро», в городе не появилось ни одной афиши, а в зале негде было яблоку упасть. С одной стороны, зал небольшой — вмещает немногим более ста человек, с другой — показов было восемь, что для самодеятельного театра в небольшом городке немало. В общем, феномен. О том, почему так происходит, и как поживает в последние годы Молодежный театр, рассказывает режиссер Надежда Казанская.

Корр. Как же вам удается, не афишируя спектакля, собирать полные залы?

Казанская. Представляете, говорю ребятам накануне последнего спектакля, что мне нужны места в зале для гостей, а мне отвечают, что все билеты проданы еще за две недели до того. Пришлось ставить приставные стулья. Единственное место, где размещаются объявления о спектаклях, — наш сайт в Интернете. Оказывается, этого достаточно. У нашего театра, которому в этом году исполнится 20 лет, есть свои преданные зрители, им афиши не нужны, они и без них в курсе событий, происходящих в театре.

Корр. Почему вы свой выбор остановили на «Женитьбе Фигаро»?

Казанская. Мне захотелось немножко похулиганить. Мы очень редко ставим пьесы комедийного характера, а сейчас решились. Мы никогда не потворствовали массовому вкусу, в нашем театре всегда ставились очень серьезные пьесы. И мне показалось, что хватит надрыва и тяжелых страстей, что надо сделать что-то полегче и попроще. Но, на самом деле, пьеса Бомарше оказалась достаточно сложной и проблематичной для постановки — это произведение очень известное. Существуют определенные устоявшиеся клише. В Театре сатиры Валентином Плучеком был поставлен легендарный спектакль с Андреем Мироновым в главной роли — его до сих пор время от времени показывают по телевизору. А нам хотелось чего-то своего, чтобы новый спектакль не выбивался из традиционной стилистики нашего театра. Мы стремились сохранить наш почерк.

Корр. Будете показывать новую работу на Обнинском театральном фестивале?

Казанская. А что, в этом году будет театральный фестиваль? Я и не знала. Мне пока никто ничего по этому поводу не говорил. Трудно говорить что-то определенное, потому что я не знаю, совпадем ли мы с этим фестивалем. Потому что актеры взрослые, у них — работа, они ездят в командировки. Да мы уже и не фестивальщики вовсе, как это могло бы показаться. Раньше для меня было очень важным участвовать в таких мероприятиях, на них было какое-то безумное общение, которое стимулировало к дальнейшему творчеству. Может быть, это потому, что мы были моложе? Мы были ого-го! А в последние годы ощущение фестиваля как праздника ушло.

Корр. И работать стало тяжелее?

Казанская. Да, тяжелее. Потому что наши актеры очень сильно заняты — работа, учеба, семьи. Всем надо зарабатывать деньги, и мне тоже. Жизнь заставляет людей крутиться, и далеко не всегда у них есть время для репетиций. Но если посмотреть с другой стороны, наш театр, наконец-то, оставили в покое. У нас в Обнинске был очень тяжелый путь. Сначала наш театр выгнали из ГДК, потом нас турнули из Дома офицеров. Как раз после того, как на очередном областном фестивале мы взяли почти все главные призы. Сейчас мы в хорошей тихой гавани — в филиале «Эврики» в 51-м мкр. Никто нас не гонит, пальцем не грозит. Руководство в творческий процесс не вмешивается. А было время, мне даже советовали покинуть город — уехать в Москву или за границу.

Корр. И почему не уехали?

Казанская. А как я свой коллектив брошу? Я без своих ребят не могу. Если же театр закроют, уеду в Нью-Йорк к дочери. Выучу язык и буду ставить спектакли там. Я когда туда приезжаю, вижу удивительную творческую атмосферу, как у нас в советские годы. Все чем-то заняты, люди отдают себя искусству — там нужны режиссеры самодеятельных театров.

Корр. Чем займетесь в этом году, что будете ставить?

Казанская. Может быть, это будет «Стеклянный зверинец» американского драматурга Уильямса — это то, что, как говорится, доктор прописал. Это проблемная пьеса. И возможно, нас опять начнут упрекать — зачем вы нам это показываете, нельзя ли что-нибудь полегче? А полегче нельзя! Настоящий театр должен отзываться на то, что происходит в нашей жизни. Мы же не антреприза какая-нибудь. Еще мне бы хотелось обратиться к советской драматургии 60-х годов. К таким замечательным авторам, как Шукшин, Вампилов и Розов.


Профиль на ВКонтакте


   Режиссёры
   Персональные страницы