Муниципальное предприятие «Горэлектросети» в городе Обнинске

Официальный сайт: GorElectroSeti.Ru

Адрес: Обнинск, Пионерский проезд, 6-а.

Контактный телефон: +7 (484) 396-10-62


Предприятие основано в 1977 году.

Директор — Александр Иванович Тюрин.


Директор МП (23.06.2008)

- Александр Иванович, в Калужской области сейчас идет реорганизация в сфере электроэнергетики. Как вы лично это оцениваете?

- Можно сказать, что сейчас работы стало намного больше. До 2006 года мы были энергоснабжающей организацией – поставляли энергию населению и юрлицам. С 2006 года, после того как вышел ФЗ №36 о разделении функций, у нас отделили функцию сбыта, то есть продажу энергии забрали – эти функции стала осуществлять «Калужская сбытовая компания». С 1 января 2008 года произошла реформа внутри области – теперь за услуги передачи электроэнергии нам платит региональная сетевая компания «Калугаэнерго». Сбытовая компания, покупая энергию на внутреннем рынке, передает за услуги по передаче электроэнергии средства Калугаэнерго, а последнее, в свою очередь, рассчитывается со всеми сетевыми организациями области.

Чтобы было понятнее, сейчас существует так называемый метод котла, когда так называемый «котлодержатель» в лице региональной сетевой компании забирает все средства за услуги по передаче электроэнергии, и потом распределяет согласно тарифам, утвержденным Министерством конкурентной политики.

Если вдруг у потребителя отключили свет, то он должен по идее звонить не нам сразу, а в «Калужскую сбытовую компанию». Та, в свою очередь, сообщает в «Калугаэнерго», а они – нам. На мой взгляд, такая цепочка все несколько усложняет.

- Вы можете назвать одну из самых больших проблем, которая существует в данный момент на вашем предприятии?

- Самая страшная проблема – это недостаток кадров. По нормативу у нас должно работать 195 человек, а работает всего 130.

- Низкая зарплата?

- Прежде всего, это очень низкая зарплата. Из-за этого увеличилась текучка кадров. Средняя зарплата в прошлом году на нашем предприятии составляла порядка 15 тысяч рублей, в этом году будет еще ниже. Если дело так пойдет и дальше, мы на следующий год будем судиться с Министерством конкурентной политики и тарифов Калужской области.

Мы – субъект естественных монополий, и по закону регулирование тарифов осуществляет именно эта структура. И вот это министерство установило нам зарплату по отраслевому соглашению 2002-2004 годов, проиндексировав его по уровню инфляции последних лет! Новое соглашение оно почему-то не признает, хотя по закону у нас средняя зарплата должна составлять 18 тысяч. В данный момент – 10 тысяч, плюс 5 тысяч мы зарабатываем сами. Что было бы, если б мы не заключали договора с предприятиями об обслуживании? Мы вынуждены это делать, иначе у нас уйдут последние специалисты.

- К вам приходят работать молодые специалисты?

- Крайне мало. Молодые специалисты в основном приходят на два-три года, чтобы набраться опыта. Обычно их никто кроме нас не берет. Мы не отказываем никому. Но они уходят – ведь максимальная зарплата, которую мы можем предложить молодому специалисту – это 10 тысяч. Когда он наберется опыта, ему, например, частное предприятие предлагает платить в два-три раза больше. Естественно, выбор молодежи понятен. Сейчас, например, у меня уходят два высококвалифицированных релейщика. Специалистов такого уровня надо готовить лет 7-8, не меньше. Кто будет работать на их месте – неизвестно.

Каждый год МП «Горэлектросети» теряет по 5-7 человек, и численность коллектива неуклонно сокращается. А Обнинск растет. Я уже обозначил эту проблему перед нашей администрацией. Это как, например, притча про лошадь, которую нагрузят десятью тоннами – тянет 10 тонн, 15 тоже тянет, а когда заставят тащить 20 тонн – умирает. Так может получиться и с нами. У нас уже сейчас доходит до того, что возникают сразу два отключения, а мы не знаем, какое из этих отключений ликвидировать в первую очередь.

Мы предприятие жизнеобеспечения. По нашим сетям энергия поставляется и Водоканалу, и Теплоснабжению. Если наше предприятие даст сбой, пойдут сбои в работе тепло-газо-и водоснабжения. Я об этом уже написал в администрацию.

- А в плане технической оснащенности у вас как обстоят дела?

- Вот с этим у нас все в порядке – и подъемники, и бурильные установки, и краны. Две самые современные электролаборатории, между прочим, каких всего около четырех десятков по всей России.

- В Обнинске 857 км линий электропередач и 186 трансформаторных подстанций и распределительных пунктов. Объем передаваемой нами энергии достигнет в этом году до миллионов 300 киловатт-часов. Больше пропускает через свои сети только «Калугаэнерго».

- Как часто случаются аварии у вас?

- Скажем так, как таковых аварий у нас и не было. Авария – это когда происходит системное отключение города. А вот когда происходит отключение, например одного кабеля, это уже называется инцидент. Вот недавно в городе произошел такой инцидент – 4 мая отключился трансформатор на подстанции «Окружная». В итоге без электричества был оставлен 38-й микрорайон, муниципальная промышленная зона, район ИАТЭ ... А вот 12 мая была настоящая авария, которая произошла на подстанции «Мирный». Вот тогда отключился весь город, кроме района старого города, который питается от ФЭИ.

Некоторые предприятия и организации на случай внезапного отключения электричества ставят автономные генераторы - например, таковые есть практически на всех предприятиях муниципальной промышленной зоны.

- А в здании администрации предусмотрен такой источник?

- Нет, но сама администрация подключена к двум разным линиям. Так что если что- то случится, им достаточно будет переключить рубильник с одной линии на другую.

- Если случается инцидент, то сколько обычно горожанам приходится ждать, пока электричество не восстановят?

- В прошлом году у нас произошло 23 инцидента, связанные с перебоями электроснабжения. Перерыв в электроснабжении потребителей составил в основном от часа до двух.

- Но это немного…

- Это очень немного. Мы работаем с точки зрения оперативности хорошо. Вот если не будет хватать персонала, то дальше мы будем ликвидировать перебои, и ожидание будет затягиваться до 6 часов. Причины – износ сетей. Есть сети, которым и по 50 лет. Хотя, сети, которые проложены последние 20 лет, ведут себя хуже, чем те, которым по 50.

- Часто ли вы меняете участки сетей?

- Меняем постоянно. В этом году, например, предусмотрена замена 2,2 км на участке по ул. Красных зорь. Этот участок отвечает за обеспечение электроэнергией привокзального района старого города. Наверняка все помнят, как 30 декабря по Новый год около часа не было света. Поэтому мы меняем 4 параллельных кабеля на участке 550метров. Кроме того, в этом году намечена реконструкция четырех подстанций. В прошлом году реконструировали 7 подстанций, в результате чего повысили надежность электропотребления жителей старого города.

- У вашего коллектива очень травмоопасная работа. Бывали ли у вас несчастные случаи?

- За все время, пока я работаю, таких случаев было два – один раз наш работник нарушил технику безопасности и стал инвалидом. Второй – это когда в 2006 году в трансформаторной подстанции за Домом быта погиб подросток.

Наши люди работают под действующим напряжением, знают, как уберечь и себя, и людей. Вот опять же, если мы наберем неквалифицированный персонал, вот тогда случаев электротравматизма может быть гораздо больше.

- Случались ли в работе вашего предприятия курьезы?

- Нет. Никаких курьезов в нашей работе быть не может. У нас все серьезно (улыбается).

ОБНИНСКИХ ВАНДАЛОВ НИЧТО НЕ ОСТАНОВИТ

- Ваше предприятие отвечает за уличное освещение?

- Да, это прописано в договоре с администрацией. У нас есть специальный участок, который отвечает за это. Правда, и тут мы испытываем большие проблемы с кадрами – по нормативу обеспечивать уличное освещение должны 13 человек, а у нас этим занимается всего 8. А ведь на сегодняшний день мы обслуживаем около 3000 светильников в городе. Протяженность сети освещенности составляет целых 185 км!

- Александр Иванович, читатели жалуются, что в Обнинске новые светильники-то ставят, а вот старые не демонтируют. Как вы можете это прокомментировать?

- Это – результат работы одной, скажем так, несолидной московской организации, которая в прошлом году выиграла муниципальный конкурс на установку светильников вдоль ул. Ленина от ул. Кончаловского до ул. Мира фирма новые установила, а старые не демонтировала. Администрация с этой фирмой была вынуждена разорвать контракт. Сейчас уже проведен конкурс на демонтаж старых и дальнейшую установку светильников по пр. Ленина – от пересечения с ул. Кутузова до завода «Сигнал».

- Как вы определяете, где нужно в первую очередь заменить светильники?

- У нас примерно раз в месяц проводится техническая проверка, когда каждый электромонтер обходит вверенный ему участок и проверяет степень освещенности. Кстати, в этом нам помогает и милиция. Я и сам иногда контролирую. Раньше этим занималась и администрация, правда тогда она делала такие проверки гораздо чаще.

Вообще, уровень городской освещенности сейчас существенно поднялся – если три года назад он был на уровне 66-67%, то сейчас он составляет около 80%.

- А что надо для того, чтобы достигнуть 100%-й освещенности?

- Дело в том, что в течение почти 10 лет обнинская администрация на финансирование уличного освещения не выделяла практически ничего, как «на того больного, чтоб тот не умер». Тогда не было бюджетных средств. Впервые с 1994 года в бюджете в 2006 году были выделены деньги на реконструкцию.

Проблема, кстати, состоит еще и в следующем. Если уличные светильники еще более-менее стоят нетронутыми, то со внутридворовыми у нас в Обнинске приходится тяжко – некоторые горожане не любят хорошо освещенные дворы и посему объявляют фонарям войну. Мы даже привозили в администрацию лампу, внутри которой была пуля – фонари обычно расстреливают из пневматики.

- Где чаще всего орудуют «фонарные вандалы»?

- Самые проблемные районы в этом смысле – поселки Обнинский и Мирный, северный въезд в Обнинск, ул. Комсомольская. В парке культуры и отдыха два года подряд светильники вообще полностью воровали. Хотя сбыть такой светильник – весьма хлопотное дело – ведь мы сразу же о каждом случае такого воровства сообщаем в милицию.

У нас в городе есть места, где ни один светильник больше года не стоял. Это район школы №6 и №7, пешеходная дорожка через Гурьяновский лес вдоль метеовышки, скверы по ул. Победы и ул. Жолио- Кюри. В прошлом году только установили - через две недели было испорчено около десяти…

- Но ведь можно установить антивандальные светильники…

- Бесполезно. Мы покупали антивандальные светильники, такой бросаешь с высоты метра на бетонный пол, и он не разбивается. И что вы думаете? Вандалов это не останавливает, даже наоборот. Его бьют до тех пор, пока не разбивают вдребезги.

- А если, например, в моем дворе не осталось ни одного работающего фонаря, то куда я должна обращаться?

- Ну, вообще-то к нам. Но сразу оговорюсь – нам на сегодняшний день предстоит поменять более 600 – 700 внутридворовых светильников. Исходя из наших возможностей, именно внутридворовых светильников мы можем поменять всего порядка 150-ти штук в год. Сразу поменять везде – не хватит ни денег, ни сил. В прошлом году мы поменяли 511 светильников, а в этом году мы планируем поменять около 350 светильников, как уличных, так и внутридворовых. В частности, по ул. Мира и ул. Ляшенко планируется полная реконструкция освещения.

- А во сколько включаются уличные фонари?

- Существует специальный график включения и отключения уличного освещения города, разработанный нами и утвержденный администрацией. И если раньше, 2 года назад время освещения было укорочено в целях экономии, то теперь график в норме. Например, сейчас июнь, значит фонари должны включаться в 22-50 вечера и отключаться в 4-07 утра.

- Александр Иванович, у вас скоро отпуск. Если не секрет, где вы его планируете провести? Поедете на море?

- На юга я не езжу, отдыхаю в средней полосе, стараюсь каждый год на пару недель съездить в санаторий.

- Есть ли у вас какое-нибудь хобби?

- Я очень люблю музыку, в детстве закончил музыкальную школу, играл на баяне до сих пор. Когда-то давно я даже на студенческих свадьбах играл.

Что касается спорта, то раньше я серьезно увлекался футболом, играл за сборную нашего района, за сборную института. К сожалению, сейчас уже возраст не тот, чтобы постоянно мяч гонять. Еще грибы люблю собирать, это моя страсть (смеется).


Историческая справка:

С первых дней организации будущего Физико-энергетического института, который тогда назывался просто Мехзаводом, в начале 1946 года, остро встал вопрос электроснабжения. В то время вся «энергетика» Мехзавода состояла из оставшейся от прежних хозяев заезженной дизельной электростанции «Steward-Stefenson» мощностью 75 киловатт, которых еле хватало для освещения нескольких домов, работы водяной скважины и котельной, до одного локомотива на 15 лошадиных сил, крутившего пилораму.

К концу 1946 года были получены ещё две трофейные, почти отработавшие свой ресурс, передвижные дизельные электростанции по 100 киловатт каждая. Но электроэнергии всё равно не хватало. Заграничные дизели не имели запчастей, высококачественных масел и больше стояли в ремонте, чем работали. Между тем, строители продолжали развивать своё хозяйство, начали работать бетонный завод, деревоотделочный цех, карьер, гараж. Много электроэнергии расходовал жилой сектор (300 человек, не считая строителей), расширялась зона, бурилась ещё одна водяная скважина, электричества требовало подсобное хозяйство (35 человек, 11 лошадей, 12 коров). Начал потреблять энергию и научный сектор. Нужно было искать выход. Решили строить в Обнинске паротурбинную электростанцию мощностью 500 киловатт. По тем временам это было нечто огромное.

Советский Союз во время войны получил из Англии несколько корабельных электростанций, которые у нас использовались для энергоснабжения лесоразработок. Одну такую установку передали Мехзаводу. Буквально за несколько месяцев было построено здание, береговая насосная, проложен водовод, и уже в июле 1947 года станция дала первый ток.

Но радоваться было ещё рано. Станции нужен был уголь хорошего качества — кусковой антрацит. А нам поступала угольная мелочь или ещё что-нибудь, что никак не хотело гореть, особенно у кочегаров-самоучек. Бывало, что и ничего не поступало. Например, в четвёртом квартале 1947 года из-за отсутствия угля станция простояла 27 рабочих дней. Научный руководитель, профессор Позе, пишет в Москву: «Около трети рабочего времени выпадает из-за срывов в снабжении электроэнергией и частично водой, недостаёт угля, напряжение нестабильно, зачастую уменьшается до 60 вольт».

Чтобы как-то выправить положение, было решено смонтировать в Главном корпусе мощную аккумуляторную батарею и от неё пить особо ответственных потребителей (иногда через преобразователи тока). Одновременно в конце 1947 года Мехзавод получает новую американскую дизельную электростанцию «Bardko» на 100 киловатт. Вот эта станция — «Бородка», как её называли не сильно грамотные в английском языке местные энергетики, — и была надёжной выручалкой на случай остановок новой электростанции. А ей было действительно тяжело. Одно дело работать на корабле, где все нагрузки подсчитаны, пришёл в порт — и можно остановиться, сделать профилактику. Совсем другое дело Обнинск. Разрастающийся посёлок, развивающийся институт и особенно безнадзорное строительство, где в каждой будке стоял «козёл» на десяток киловатт, разрывали маломощную станцию на части.

Особенно трудно приходилось зимой. Почти каждый день бывали случаи, когда все усилия удержать частоту (на напряжение уже не обращали внимания: светит немного — и ладно) не приводили к успеху. Тогда дежурный электрик начинал отключения. В первую очередь, конечно, отключался жилой сектор. Так как это случалось почти ежедневно, то все научные сотрудники научились делать из стеарина отличные свечи всех размеров, благо стеарин, используемый как замедлитель нейтронов, был в изобилии.

Совсем плохо шло дело, когда начинала шлаковаться топка котла. Тут уже никакое искусство кочегаров не помогало. Приходилось просить телефонистку (АТС тогда не было) соединить с начальством — Красиным и Захаровым — сообщить, что через два-три часа станция остановится. Как правило, это был тяжёлый разговор. В выражениях тогда не стеснялись. Но делать нечего, давалась команда дизелистам, В. Стешкин (он и сейчас работает в ФЭИ) заводил «Бородку», строители разжигали свой локомобиль, а станция стравливала пар. Вечером всё погружалось в темноту. Электроэнергия подавалась только на освещение зоны, в котельную да на саму электростанцию, где кочегары (а не научные сотрудники, как писала газета «Вперёд») гасили топку, выгребали шлак и лезли в пекло очищать водогрейные трубы.

Но даже в лучшие времена электроснабжение было неудовлетворительным. Из-за маломощной станции включение любого достаточно мощного электромотора вызывало толчки напряжения во всей сети. Однофазные потребители (особенно печь В. Малыха) приводили к недопустимым перекосам фаз, появлялось напряжение на «нулевых» проводах и тому подобное. Было ясно, что институту не выполнить поставленных задач без ввода дополнительных энергетических мощностей.

В конце 1949 года на станцию «Обнинское» прибыло странное сооружение на железнодорожных колёсах. Это был энергопоезд. В 1950 году его смонтировали и запустили. С этого момента мы избавились от энергетического голода. Ещё бы: тысяча киловатт! Работавший на мазуте энергопоезд не зависел от искусства кочегаров и качества угля. В блоке со старой электростанцией он надёжно, за редким исключением, снабжал Обнинск электроэнергией (большая заслуга в этом принадлежала начальнику энергопоезда Я. Венецкому), пока 27 ноября 1953 года не была запущена ТЭЦ. А в июне 1954 года установлена линия связи с Мосэнерго.


   Коммунальные службы в городе Обнинске
   Муниципальные предприятия и учреждения в городе Обнинске